«Если и наступит новая оттепель, будет она совсем другой»

Лидер группы «Машина времени» Андрей Макаревич недавно вернулся с очередных гастролей из Санкт-Петербурга. Во время беседы с нашим корреспондентом Андрей МАКАРЕВИЧ, как в старые добрые времена программы «Смак», готовил борщ, что, впрочем, не помешало ему рассказать «НИ» о том, почему не стоит верить всему, что пишут в Интернете, зачем «Машина времени» решила записать новый альбом и кто помог ему провести концерт в помощь детям, раненным в Донбассе.

– Андрей Вадимович, как прошли концерты в Питере?

– Чудесно.

– Пишут, что в Петербурге перед выступлениями вам звонили какие-то люди и предупреждали – на концерте могут быть провокации.

– Где вы это взяли?

– На вашей страничке в «Фейсбуке».

– Относитесь к этому с долей иронии. Не стоит верить всему, что пишут в Интернете.

– Но ведь реально в стране есть те, кто из-за вашей оценки событий на Украине изменил к вам отношение.

– У меня большое количество друзей, и обо всем, что происходит сегодня в мире, мы думаем с ними совершенно одинаково. Я знаю, что таких людей в нашей стране гораздо больше, чем кажется. А те, кто думают иначе, мне совершенно не интересны. А теперь давайте о хорошем.

– Давайте. У вас ведь готовятся новые проекты?

– Да, мы с «Машиной» хотим записать пластинку. Честно говоря, даже не думаю, что кто-то еще ждал от нас такой дерзости. Но тем не менее даже неожиданно для меня самого стали появляться песни вполне в ключе «Машины времени». Зимой сядем их записывать. Кроме того, сделали новый проект Your 5.

– Это джазовый проект с песнями из репертуара «Машины времени» в новых аранжировках?

– Джаз – это живая музыка, ее нужно записывать не на студии, а прямо с концерта. Мы уже сыграли в Хельсинки, прошли концерты в Стокгольме, Женеве, Цюрихе и в Москве – приняли нас очень хорошо.

– В Стокгольме и Хельсинки на концерт наверняка приходит много русскоязычной публики?

– Я думаю, половина на половину. Выступаем в больших клубах на полторы тысячи мест. А в Женеве играли в только что отреставрированном старом театре – красиво! Собирается много людей, которые любят нашу музыку – по реакции это всегда видно. Люди хорошо принимают, аплодируют на каких-то удачных соло, это принято на джазовых выступлениях.

– Есть такой коллектив, такая группа, на чей концерт вы могли бы сорваться, поехать прямо сейчас?

– Такие были раньше, но, к сожалению, уже нет.

– А что же слушаете сегодня?

– Сегодня я слушаю джаз – сыгранный, придуманный, написанный в 1940–1950 годы. Тогда было огромное число прекрасных музыкантов и исполнителей, был расцвет этого жанра. Еще люблю и с удовольствием слушаю рок-н-ролл 1960-х. Это заря эпохи, тогда все только зарождалось, придумывалось.

– Это же и время «оттепели» в нашей стране. Как думаете, наступит ли у нас новая «оттепель»?

– Если и наступит новая «оттепель», то будет она совсем другой. Тех, прежних 60-х, уже никогда не будет. Мы собирались вместе, слушали пластинки, говорили… Это совершенно другой уровень коммуникации, а сегодня каждый сам по себе. В свой телефончик уткнулся и сидит.

– В последнее время у вас много проектов. Кроме концертов еще и персональная выставка художественных работ прошла в Москве.

– Это тот редкий случай, когда все без исключения картины были раскуплены. Там было выставлено много моей графики, которую я делаю для своих же рассказов, написанных раньше, – они печатались в журналах и в моих книжках.

– Сами рисуете, потому что не доверяете художникам?

– Мне проще бывает нарисовать самому, чем объяснить художнику, чего я от него хочу. На выставке было несколько больших живописных работ. Это новая техника, я сейчас с ней экспериментирую. Изображение на больших деревянных досках. Во-первых, рисовать на них очень приятно, а во-вторых…Так как я в этом деле новичок, то каждый раз жду вещей, которые совершенно от меня не зависят. Краска легла не так, а иначе, а здесь вот доску немножко повело. А вот здесь доска треснула, и от этого картина стало намного лучше – материал участвует в творчестве, и это очень здорово.

– Видела вашу работу на доске, где изображена большая рыба, вспомнилось, что это один из древних символов христианства.

– Нет, я об этом не думал, когда писал. Когда рисую, я выключаю голову, в процессе творчества лучше включать ощущения.

– Раньше, занимаясь дайвингом, вы много времени проводили рядом с рыбами, под водой. Сейчас продолжаете нырять?

– Не так часто, как раньше. Несколько лет назад я снимал про это кино, удовольствие совмещал с неким родом работы. Сейчас я это делаю, только когда есть свободное время, а его у меня очень мало.

– В последний раз где под водой бывали?

– Дай бог памяти… В Панаме. А через несколько дней поеду на Браславские озера под Минском. За день до концерта хочется чего-то приятного.

– Не могу не спросить у вас про журналистов, которых вы, как пишут в Сети, назвали уродами, потому что кто-то из них язвительно отозвался о Диане Арбениной, которую пригласили на федеральный канал после долгого бойкота.

– Сказать честно, я журналистов никогда не любил. И тем не менее у меня вот сейчас руки по локоть в свекле, я борщ готовлю, но я все равно с вами, с журналистом, разговариваю.

– Спасибо. Тогда еще вопрос. Вы были знакомы с директором Библиотеки иностранной литературы Екатериной Гениевой, которая была человеком мудрым и бесстрашным…

– С Гениевой мы были в Комитете Гражданской платформы у Михаила Прохорова. Да, помню, ей настоятельно рекомендовали отказать в площадке для нашего концерта в ее библиотеке. Я планировал собрать деньги Доктору Лизе, она собиралась ехать в Донецк за ранеными детьми. Концерт, на котором собирали средства, запретили в одном месте, запретили в другом. Пришла очередь «Иностранки». Екатерина Юрьевна сказала – хорошо. Запрещайте, только бумажку с печатью и подписями предоставьте сначала. Нет, ответили ей, мы только рекомендуем. Гениева заметила, что находится на своей территории, и будет делать здесь то, что посчитает нужным. Концерт прошел, деньги собрали… Катерина Юрьевна была замечательным человеком. Жаль, что ее уже нет.

– Скажите, а музыканты в кулуарах говорят о политике?

– Они больше делом занимаются. Вот мы, например, в конце октября отыграли концерт в «Градском холле». Это зал, который осенью открыл Александр Градский. Отличная, кстати, площадка.

Марина Суранова

Источник: newizv.ru